Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Главная » Владимир Платонов: «Наш приоритет – социальная сфера»

Владимир Платонов: «Наш приоритет – социальная сфера»

image_pdf

Развитие столичных социальных программ, в том числе и связанных с проектом «Московское долголетие», напрямую зависит и от состояния московской экономики, и от финансового наполнения расходной части городского бюджета, и, не в последнюю очередь, от законодательного оформления социальной сферы Первопрестольной. Наш сегодняшний собеседник хорошо разбирается в этих вопросах, – и как депутат городской Думы всех шести созывов, возглавлявший столичный парламент с июля 1994 по сентябрь 2014 года, и как профессиональный юрист, и как человек, не понаслышке знающий нюансы  ведения бизнеса в столице.

О том, как развивается социальная сфера Москвы
и каковы перспективы проекта «Московское долголетие»,
мы говорили с депутатом Мосгордумы, президентом Московской торгово-промышленной палаты
Владимиром Платоновым

– Владимир Михайлович, Вы входите в состав столичного парламента с первого созыва,
избранного в 1993 году. Что изменилось за эти годы в работе столичного парламента?
Есть ли какие-то принципиальные отличия по сравнению, скажем, с четвертым или пятым созывом?

Мосгордума остается законодательным представительным органом власти, парламентом субъекта Федерации, и здесь ничего кардинально нового нет, – действует тот же регламент, тот же порядок законотворческой работы. Но, наверное, отличие в том, что все, я бы сказал, основополагающие городские законы были приняты парламентом прошлых созывов, и сейчас речь идет о совершенствовании московского законодательства, «привязке» его к быстро меняющейся социально-экономической реальности, поскольку и жизнь не стоит на месте, а значит, и законы должны этой жизни соответствовать.

Важная часть деятельности Думы – принятие городского бюджета и отчета правительства Москвы, большое место занимает работа над изменениями, вносимые в городские законы для приведения их в соответствие с федеральным законодательством. Но и раньше, и сегодня вся деятельность Мосгордумы направлена на развитие города, на социальное благополучие его жителей. Это генеральная линия и для исполнительной власти города, и для нас, депутатов: как бы ни складывалась политическая или экономическая ситуация, социальная сфера будет оставаться в приоритете.

– Вы работали в органах прокуратуры, занимались адвокатской практикой,
в 1996-2001 годах возглавляли в Совете Федерации  Комитет по конституционному законодательству
и судебно-правовым вопросам, да и сегодня активно работаете в Комиссии Мосгордумы по законодательству. С точки зрения депутата и юриста – насколько эффективны действующие «социальные», в том числе и  «пенсионные» законы?

Пенсионное законодательство и в целом пенсионная реформа – одни из главных тем встреч с избирателями в моем округе, куда входят Кузьминки, часть Люблино и часть Рязанского района. Кстати, такие вопросы задают не только пожилые москвичи, – недавно меня спросил о пенсионной реформе пятнадцатилетний подросток, и я видел что его это по-настоящему интересует. Москвичей волнуют эти темы, и, уверен, надо разговаривать с людьми, не боясь «острых углов», откровенно отвечать на самые «неудобные» вопросы, в том числе, и о пенсионном законодательстве, о ходе и перспективах пенсионной реформы.
Но, когда избиратели спрашивают меня об отношении к пенсионной реформе, я задаю встречный вопрос: а как вы сами к ней относитесь? Вы говорите, что нельзя повышать пенсионный возраст? А сильно ли мы отличаемся от государств, где выросла продолжительность жизни, и, соответственно, повышена планка пенсионного возраста? И какую альтернативу нынешней пенсионной реформе предлагаете вы? Как правило, никаких конкретных предложений в таких случаях нет, и это понятно: на такие вопросы могут предметно ответить только профессионалы. Это вовсе не означает, что власть не должна прислушиваться к мнениям и предложениям людей. Должна и обязана. Вопрос лишь в том, насколько продуманы и осуществимы эти предложения, как они сочетаются с социально-экономической реальностью в стране и в городе, и насколько соответствуют возможностям бюджета.

Мы в Москве не стали ждать, когда вступит в силу федеральный «пенсионный» закон, и Мосгордума еще в ноябре прошлого года приняла городской закон, защищающий москвичей. Речь идет о сохранении пакета социальных льгот для горожан, достигших прежней планки пенсионного возраста, – для женщин в 55 лет, и для мужчин в 60 лет. Это означает, что, как и прежде, люди с наступлением этого возраста будут иметь льготы, хотя официально они еще не вышли на пенсию. Это очень важное решение, направленное на социальную защиту этой категории горожан, и москвичи положительно оценили городской закон о сохранении льгот.

– И, тем не менее, критики тоже хватает?

Пенсионная реформа непопулярна в любой стране, и в любые времена. Помню, еще в восьмидесятые годы, когда я учился в Университете Дружбы народов, мы, студенты, спрашивали на лекциях о трудовом законодательстве, – почему нельзя поднять пенсионный возраст? И тогда наши преподаватели отвечали: никто не станет этого делать, потому что есть «непробиваемый» аргумент, – согласно статистике, многие мужчины просто не доживают до 60 лет, то есть, до пенсионного возраста. Но за эти годы демографические показатели заметно изменились, люди живут намного дольше, а значит, и пенсионеров становится все больше и больше.

Мы, как и все развитые страны, столкнулись с проблемой «старения нации». И вот вам «простой» вопрос: как обеспечить всем достойную пенсию, если выходит, что один работающий содержит все больше пенсионеров? Ответ тут один – надо поднимать пенсионный возраст. Да, это непопулярное решение, но альтернативы ему нет, – если, конечно, мы хотим платить нашим пенсионерам нормальную пенсию. Я сравниваю это с тем, как нас ругали за введение платных парковок и работу эвакуаторов.
Для такой критики были бы основания, если бы городские власти не развивали систему общественного транспорта. Вот так же и пенсионная реформа: ее критикуют, но ведь Москва может гордиться тем, что в городе долгие годы сохраняется солидный социальный пакет, и что с 1993 года на «социалку» идет половина расходной части московского бюджета. Возможно, многие уже забыли, но даже в условиях дефолта, когда мы впервые за четверть века пересматривали городской бюджет, мы не трогали социальные статьи, не урезали их ни на копейку.

– Проект «Московское долголетие», начатый по инициативе мэра Сергея Собянина
и реализуемый Департаментом социальной защиты, направлен на создание условий
для активной жизни москвичей старшего возраста. Как вы оцениваете этот проект?

Это очень хорошие, своевременное дело, полезное для Москвы и москвичей. Похожих идей было много, но на деле такой проект смогло реализовать только правительство Москвы, и трудно переоценить то, что делает в этом направлении Департамент социальной защиты населения Москвы. Сейчас есть много красивых названий – «Серебряный возраст», например, но важна суть: город реально делает все возможное для того, чтобы у нас не было «ненужных» людей старшего возраста, чтобы эти люди не чувствовали себя оторванными от общества, жили полной и интересной жизнью.

Посмотрите, если раньше наши пенсионеры общались в таких «клубах по интересам», как очереди в поликлиниках и в магазинах, а в лучшем случае – на лавочке у подъезда, то сегодня создаются реальные условия для общения. Помню, как в свое время в Филевском парке собирались пенсионеры, и тоже занимались физкультурой, но тогда это было «самостийно». Сегодня я радуюсь, когда вижу, как группы людей в возрасте за 70 лет бодро ходят на занятиях по «скандинавской ходьбе», как они танцуют, плавают, играют на музыкальных инструментах, поют в хоре, учат иностранные языки, да и просто общаются со своими ровесниками. Это новое качество жизни для людей старшего возраста, они вышли из своих квартир, они уже не сидят дома у окошка, наблюдая, как мимо проходит жизнь. Они – живут полной жизнью, и я даже знаю случаи, когда одинокие пожилые люди знакомились на занятиях в ЦСО, и потом заключали браки. А это очень хорошо, ведь не секрет, что одинокие чаще болеют, да и живут меньше. Действительно, трудно переоценить важность того, что делает в этом направлении Департамент социальной защиты, и мы, депутаты, всемерно поддерживаем эту инициативу.
Сейчас городская Дума занимается мониторингом программы «Московское долголетие», и в целом ходом пенсионной реформы в столице.

– Будете ли вы, как депутат, предлагать какие-то новые законодательные изменения
в сфере социальной поддержки москвичей старшего возраста?

Напомню, что недавно Мосгордума поддержала законопроект «О внесении изменений в отдельные законы Москвы», где шла речь о социальной поддержке граждан предпенсионного возраста. В частности, в течение пяти лет – вместо двух – до наступления этого возраста, москвичам будет оказываться содействие в трудоустройстве. Разумеется, столичный парламент и впредь будет инициировать такие изменения в городском законодательстве, направленные на улучшение качества жизни пожилых горожан, в том числе и «предпенсионников». Это люди с большим жизненным и профессиональным опытом, у многих из них высшее образование, и было бы, по меньшей мере, неразумно «отодвигать» их от активной профессиональной жизни. Разумеется, и мы, депутаты Мосгордумы, не собираемся стоять в стороне от этой работы, будем всемерно помогать в развитии эффективной системы трудоустройства людей предпенсионного возраста.

– Ваш коллега по Мосгордуме депутат Кирилл Щитов стал инициатором проекта
«Успешное долголетие», как раз направленного на помощь «предпенсионникам» в трудоустройстве.
Как вы относитесь к такой инициативе, насколько перспективны подобные проекты в Москве,
и будет ли в них участвовать возглавляемая вами Московская торгово-промышленная палата?

Можно только приветствовать инициативу Кирилла Щитова, и, уверен, ее поддержат не только коллеги-депутаты, но и исполнительная власть, и все это «впишется» в уже существующую в городе систему трудоустройства. Кирилл Владимирович делает прекрасное дело, и, думаю, это будет внедряться и городом, тем более что такая работа фактически ведется. Это надо делать совместно, – и городу, и депутатам, и предпринимателям.
Напомню, что у нас в Москве реально низкий уровень безработицы, менее 1%. У нас есть закон «О социальном партнерстве», который зафиксировал договоренности между властью, профсоюзами и работодателями, и установил, что безработица в Москве не должна превышать одного процента. Власти города взяли на себя ответственность за трудоустройство людей предпенсионного возраста, у нас есть и система компенсации за утерянную работу, и система бесплатного обучения людей новым профессиям. Конечно, здесь должны играть особую роль профсоюзы. Но и МТПП участвует в этой работе, мы представляем собой объединение работодателей, и, подчеркну, предприниматели в первую очередь заинтересованы в привлечении опытных, высокообразованных  профессиональных кадров. Могу привести немало примеров, когда предприниматели сохраняли своих пенсионеров, создавали условия для их работы. МТПП в этом смысле – не исключение, ведь одно из направлений нашей работы – экспертиза проектов. А эксперт – это человек с уникальным опытом, это профессионал высочайшего уровня.  У нас в МТПП работают и пенсионеры, мы бережем таких людей, привлекаем их к нашей деятельности. И дело тут не только и не столько в возрасте этих людей, а в их умениях, профессиональных знаниях. Кстати, сейчас обращается особое внимание на подготовку таких экспертов в вузах, повышение их квалификации.

Еще раз скажу – предпринимателя не надо уговаривать сохранять «старые» кадры, он сам в этом кровно заинтересован, и уж поверьте, не станет избавляться от профессионала высокого уровня только потому, что человеку исполнилось 55 или 60 лет.
В конце концов, это просто экономически нецелесообразно, ведь с плохими работниками можно и по миру пойти.
Потому мы и молодым говорим: настоящий профессионал все время учится, повышает свой уровень, –
и это становится залогом его востребованности в любом возрасте.

–  Не получится ли так, что вопросы трудоустройства “предпенсионников” будут отданы
«на откуп» предпринимателям, и все будет зависеть от их доброй воли?
Может, имеет смысл применить здесь те же правила, которые дают определенные бонусы бизнесу, организующему рабочие места для инвалидов?

Подчеркну, – в этом направлении город сотрудничает только с добропорядочными предпринимателями. Возможно, предложение о поддержке предпринимателей. обеспечивающих рабочими местами «предпенсионников», имеет смысл. Но власть не имеет права на ошибку, любые решения должны быть взвешенными и просчитанными. Могу привести в пример историю с дорожным налогом в Москве. Нам в свое время предлагали снять этот налог со всех пенсионеров. Но ведь и пенсионеры у нас разные! Кто-то может позволить себе «навороченный» дорогой внедорожник, а кто-то ездит на стареньком «Запорожце». И были опасения, что уже через неделю дорогие машины начнут переоформлять, например, на участников войны или пенсионеров. То же и со льготами предпринимателям за создание новых рабочих мест для людей предпенсионного возраста. Считаю, что надо стимулировать прием на работу «предпенсионников», но тут необходим строжайший контроль со стороны города, чтобы этими льготами не могли воспользоваться мошенники. Ведь речь идет о средствах из городского бюджета, и эти деньги должны уходить только на проекты, работающие на Москву и москвичей. Эту систему надо совершенствовать, смотреть на тенденцию, и только после этого принимать решение.

–  Вы говорили о работе с вузами в сфере повышения квалификации…

Да, и это важная часть деятельности МТПП. Есть федеральный закон «О добровольной сертификации вузов и учреждений среднего специального образования». Поясню, – такой сертификат свидетельствует о том, что обучение в вузе соответствует общественным интересам и требованиям. Это дело добровольное, но уже есть ряд вузов, которые получили такой сертификат от МТПП. Кстати, решение таких вопросов тесно увязано с расширением количества площадок для реализации программы «Московское долголетие». Таким площадками могут стать и вузы,  и многие колледжи, имеющие и учебные помещения, и спортивные залы, и даже бассейны. Здесь можно вести образовательные курсы для пенсионеров, проводить для них спортивные занятия, на базе учебных заведений могут работать танцевальные или хоровые кружки. Иными словами, здесь можно организовать и обучение, и досуг москвичей старшего возраста. Тут принцип простой: больше площадок – больше интереса. И важно, чтобы такие площадки были в шаговой доступности, чтобы здесь занималось как можно больше людей, входящих в программу «Московское долголетие».

–  А возможен ли у нас такой же «социальный рай», как, скажем, в Норвегии, где пенсионеров,
живущих за Полярным кругом, на все время полярной ночи вывозят в Испанию,
чтобы у людей не было депрессии? Наступят ли у нас такие благословенные времена?

У нас, к сожалению, совсем другая ситуация. Еще тридцать лет назад любая предпринимательская деятельность в нашей стране приравнивалась к тяжкому уголовному преступлению. Это отбросило экономическое развитие страны назад на многие десятилетия. Сегодня рыночные отношения имеют и плюсы, и минусы, но государство последовательно борется с нарушениями закона, и, уверен, мы придем к тому, что цивилизованный рынок, контролируемый государством, сможет стать решающим фактором развития страны, в том числе и развития системы социальной поддержки.

–  А значит, есть перспектива и у частных пенсионных фондов?
Пока, к сожалению, здесь больше отрицательных примеров…

Перспектива есть. Наша экономика интенсивно развивается последние три десятилетия, но мы вряд ли захотим иметь пенсионные или инвестиционные фонды, построенные по принципу «пирамиды». Это не тот путь. При этом надо понимать, что исчезновение ряда частных пенсионных фондов было вызвано не только мошенническими действиями их руководства, но и нестабильным экономическим  развитием общества. Ведь нормальные частные пенсионные фонды не «солят» деньги в банке, они пускают их в оборот, это приносит прибыль, и от этого зависят доходы людей, вложивших туда деньги. Экономика должна быть стабильной и высокоприбыльной, должна быть высокая производительность труда, и должны работать система, не допускающая мошеннические действия в пенсионной системе, – тогда у нас и появятся настоящие частные пенсионные фонды, а не пресловутые «пирамиды».  Все должно быть под строжайшим контролем государства…

–  А как же Его Величество Рынок?
Помнится, в начале девяностых многие уповали на то, что рынок «сам всё разрулит»,
а он ничего не «разрулил», зато проблем прибавилось… 

Хороший вопрос. Если вы помните, в конце восьмидесятых годов прошлого века у нас разрешили частное предпринимательство, причем, была оговорка – «в свободное от основной работы время». Потом негласно ввели правило: «разрешено все, что не запрещено». И мы сели, и начали ждать, когда стихийный и никак не контролируемый государством рынок урегулирует все. А он, рынок, уже ничего не регулировал, и постепенно превратился, извините, в базар. И при минимальном контроле со стороны государства мы получили максимальный хаос. Сейчас и общее, и коммерческое законодательство сильно изменилось, есть контроль за бизнесом со стороны налоговых органов, внедряются стандарты качества продукции и так далее. Это и есть контроль государства, которое устанавливает рамки цивилизованного бизнеса, когда предприниматель уже не может действовать по принципу «что хочу, то и ворочу».

Подчеркну: речь идет не о  возвращении тотального контроля времен Госплана, когда государство диктовало, сколько надо произвести гвоздей, скрепок и тракторов. А вот, например, строгий контроль со стороны налоговых органов позволяет увеличить налоговые поступления в доходную часть бюджета, – а значит, государство получает возможность увеличивать социальные расходы. Тут все связано: реально работающая эффективная экономика – и социальное благополучие населения. Это азбучные истины, но у нас почему-то об этом забывают, когда требуют «все и сейчас». Когда мы говорим о контроле государства, уместно привести в пример историю с московским такси. Сначала машины такси и таксопарки приватизировали, и тоже стали ждать, когда рынок «все наладит». Тут же появились «бомбилы», – а легальных таксистов в Москве насчитывалось все 5 тысяч. И деньги с этого многомиллиардного рынка уходили уже не в бюджет города, а в карманы «бомбил». И так продолжалось до тех пор, пока восемь лет назад мы не приняли «Закон о такси», инициировав и изменения в федеральное законодательство. Результат: Москва стала третьим мегаполисом мира по дешевизне такси. Сегодня в столице 100 тысяч легальных таксистов, в ближнем Подмосковье их 200 тысяч. Государство вернуло московских таксистов на улицы, люди платят налоги, работают по строго установленным правилам. Да, есть нарушения, но государство их пресекает, не пускает дело «на самотек». Это рынок? Да. Но это – контролируемый государством рынок. Кстати, 10 января мы от МТПП направили в Госдуму предложения, которые предусматривают законодательные поправки, защищающие интересы отрасли таки в Москве.

–  Наш российский бизнес может быть социально ответственным?

Убежден – и может, и хочет. Не случайно важным направлением в деятельности МТПП стала работа недавно созданного Комитета по социальной ответственности предпринимательства. Мы хотим вернуть предпринимательство к дореволюционной традиции, когда деловые люди дорожили своей репутацией, своим, как сейчас говорят, брендом. Они гордились своим именем, своей компанией, и в России развивалось социально ответственное предпринимательство, когда фабриканты строили для рабочих семей дома, школы и больницы. Вы не задумывались, почему в советские времена, когда переименовывали все что угодно, никто так и не переименовал Третьяковскую галерею? Третьяков подарил эту бесценную галерею Москве и москвичам, хотя потом галерея почему-то стала федеральной собственностью. Речь не об этом, – речь о социальной ответственности предпринимателя, который понимал, как важны для города подобные культурные учреждения. И сегодня в Россию вернулись имена Третьякова и Бахрушина. Морозова и Абрикосова, других предпринимателей, строивших больницы, школы, театры… И сегодня в России есть такие предприниматели. Но это должно быть движение в обе стороны: государств надо поощрять социальную ответственность бизнеса, и в то же время, – защищать бизнес от скрытых поборов.

Открыто работающий предприниматель заинтересован в прозрачной экономике, он готов помогать обществу. И я ежедневно убеждаюсь в этом, ведь именно такие предприниматели приходят к нам в Торгово-промышленную палату. Ведь МТПП вовсе не «чиновничье» учреждение, это некоммерческая организация, созданная в 1991 году московским бизнес-сообществом, с целью защиты прав предпринимателей, желающих вести законный и прозрачный бизнес, приносящий пользу городу и его жителям. Уверен, бизнес не останется в стороне от социальной политики города, и мы добьемся здесь хороших результатов только при тесном взаимодействии исполнительной власти, депутатского корпуса и предпринимательского сообщества столицы.

Беседу вел Григорий Саркисов