Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Главная » Он восемнадцать лет руководил Москвой. Его не стало

Он восемнадцать лет руководил Москвой. Его не стало

image_pdf

Буквально несколько дней назад мы говорили, что надо бы слетать в Калининград
и поговорить с Юрием Михайловичем Лужковым
о его сегодняшнем житье-бытье.

Но во вторник его не стало…

Он руководил Москвой на протяжении восемнадцати лет – с 1992 по 2010 годы.
Скончался в одной из мюнхенских клиник после операции на сердце. И хотя шел ему уже 84-й год, умирать он не собирался. Об этом говорят его близкие, да и я сама, проработав в его журналистском пуле почти пятнадцать лет, уверена в этом.

Даже потеряв пост, он не впал в депрессию. Занялся любимым сельским хозяйством – выращивал в своем хозяйстве в Калининградской области гречиху и баранов, продолжал писать книги. Был он крайне жизнелюбивым и энергичным. Одни его любили, другие ненавидели, но равнодушных не было точно.

Сам же он, коренной москвич, был предан Москве и успел сделать для нее немало. Сын плотника, выросший в бараке у Павелецкого вокзала, больше всего любил строить жилье и устраивать новоселья. Это при нем выросли новые современные районы Марьинский Парк и Новокосино, а на месте бывших полей аэрации – Люблино и Кожухово. Помню, как в 1996 году сам сел за руль бульдозера и снес первую пятиэтажку из числа “хрущоб”. А с одной из государственных трибун сказал: “Хрущевками пришла пора заниматься. Они строились из расчета срока эксплуатации на 25 лет, а прошло уже 50. Скоро начнется их массовый обвал”. И Москва первой в России начала массовую замену жилого фонда периода первого индустриального домостроения. А еще он обожал строить дороги. Впрочем, любовь эта, скорее всего, была вынужденной. Ведь когда он встал у руля Москвы, в городе всего было 500 тысяч машин. Потом их количество начало нарастать с космической скоростью. Миллион, два, три миллиона, а с ними с еще большей скоростью уплотнялись пробки на дорогах. И если бы Лужков не успел построить Третье транспортное кольцо, город точно к моменту его ухода задохнулся бы в транспортном коллапсе. Он взялся было уже за прокладку и четвертого кольца. Достроить не успел, но основу будущей юго-восточной хорды, которая строится сейчас в городе в составе хордового кольца, все-таки заложил. Да и реконструкцию Ленинградки, магистрали, которая напрямую связывает международный аэропорт Шереметьево с Кремлем, начал по-строительному азартно.

…Я не знаю, что сказал Юрий Михайлович в 2014 году, когда Крым снова стал наш. Зато помню другое. Из года в год во время всей своей политической карьеры он не уставал повторять: “Севастополь – город русской славы. И несмотря ни на что остается русским городом”. Это были не просто слова. В тяжелое для города время Москва поддерживала из своего бюджета наш Черноморский флот, который продолжал базироваться на Украине. Помню, однажды мы с мэром прилетели позже, чем планировали. Хозяева – морячки еще ракетного крейсера “Слава” – позвали нас поужинать. Человек на 10 открыли какую-то банку рыбных консервов и нарезали хлеба: “Извините, у нас было несколько котлет, но мы думали, что вы уже не приедете, и съели”. С тех пор продовольственные десанты в Севастополь из столицы стали регулярными. Да и сам крейсер, если бы не Лужков, давно бы ушел под нож – такое решение было уже принято. Но Юрий Михайлович добился, чтобы его реконструировали. Теперь это один из лучших ракетоносцев – крейсер “Москва”. Лужков же каждый год в августе, на День Военно-морского флота, обязательно летал поздравить его экипаж с праздником. Украинские власти дважды объявляли его персоной нон-грата и разворачивали в аэропорту Симферополя, но разве этим можно было его остановить?

Журналистов мэр любил, уважал. Всегда готов был ответить на любые вопросы. И уж точно нигде не бросал. Однажды в Париже, например, когда журналисты застряли в пробке, мэр просидел, ожидая нас, в самолете шесть часов, пока мы не доехали до аэропорта. Чиновники клятвенно его заверяли: “Летите, Юрий Михайлович. Отправим их первым же рейсом”. Лужков на это твердо сказал: “Со мной прилетели, со мной и домой вернутся”.

Да что там Париж… В другой раз полетели в Горно-Алтайск, куда мэр отправился посмотреть, как работает предприятие по производству волостанита. В Москве этот природный минерал добавляли в краску для дорожной разметки – с ним она дольше держалась. Прилетели на Алтай двумя Ми-8. А один вертолет возьми да и сломайся. Чиновники первыми погрузились в исправную машину и поджидали градоначальника, поглядывая в окна иллюминаторов. Он приехал, посмотрел.
– А что это пишущая братия сиротливо на краю поля стоит?
– Вертолет сломался, – объяснили ему.
– Сажайте, вместе полетим, – скомандовал Лужков.
– Будет перегруз.
– Ну тогда выходите вы, а вы, ребята, садитесь.
Так и оставили чиновников в поле на Алтае. Правда, на другой день увидели их уже в мэрии, на Тверской.

А еще был Юрий Михайлович человеком очень увлекающимся. Его коллекция кепок насчитывала сотни полторы. Каких только там не было кепок: и белые холщовые – на жару, и черные бархатные – парадно-выходные. Была даже серебряная, из серебра чистой 99-й пробы. Подарила ему ее на юбилей гильдия ювелиров. “Российская газета” однажды раскрутила мэра: “Юрий Михайлович, зачем пылиться вашему дорогому убору? Давайте продадим его у нас в “РГ” с аукциона, а вырученные деньги отправим на благотворительные цели детям”. Он согласился не раздумывая. Было это в 2007 году. Вести аукцион пригласили Леонида Якубовича. И что вы думаете? Продали серебряную кепку за миллион долларов! Купил первый замгенерального директора ДСК-1 Андрей Паньковский, объяснил: “В музей берем. Для нас, строителей, кепка Лужкова – это символ строящейся Москвы. Пусть и дальше помогает нам обновлять столицу”. На вырученные деньги купили самое современное оборудование для выхаживания недоношенных детей в один из роддомов Западного округа.

Впрочем, о детях Лужкову можно было и не напоминать. На всех заседаниях правительства города все “детские” вопросы с подачи его первого зама по социальным делам Людмилы Швецовой решались в первую очередь. А в канун Рождества у Лужкова была еще одна традиция. В храме Христа Спасителя он встречался с сиротами из детских домов. Поздравлял их с наступающим праздником, рассказывал про свое страстное увлечение пчеловодством и дарил ребятам 10 сорокалитровых бидонов меда с личной пасеки. Когда ему однажды рассказали анекдот от москвичей про своего мэра, смеялся как ребенок. Анекдот же такой. Один москвич жалуется другому:
– Замучили меня лужковские пчелы на даче – летают и летают.
– Откуда ты знаешь, что они лужковские? Ты живешь на востоке, а он – на западе.
– Так они же в кепках летают…

По тексту Любови Проценко

Соболезнования

На смерть Юрия Лужкова откликнулись многие политики, деятели науки и культуры. Все они отметили, что за относительно недолгий период Юрию Михайловичу удалось создать эпоху, довольно значимую даже в контексте многовековой истории Москвы.

“Юрий Михайлович Лужков был личностью поистине неординарного масштаба, – заявил президент Владимир Путин. – Ярким и смелым политиком, энергичным и талантливым организатором, открытым и радушным человеком. Настоящим градоначальником столицы, которого уважали и которому доверяли москвичи”.

Соболезнования родным, близким и коллегам Юрия Лужкова выразил и премьер-министр Дмитрий Медведев. “Очевидно, что у них были не самые простые отношения”, – напомнил пресс-секретарь главы правительства Олег Осипов. Он призвал не забывать при этом, что Лужков возглавлял Москву в самый сложный для города период.

Одним из первых выразил свои соболезнования мэр Москвы Сергей Собянин. “Мне искренне жаль, что не стало этого энергичного жизнерадостного человека, который возглавлял Москву в сложный постсоветский период, много сделал для города и москвичей. Соболезную родным и близким”, – написал Собянин в Twitter.

“Та Москва, которая ему досталась, была в тяжелейшем состоянии, – заявил журналистам депутат Госдумы Владимир Ресин, возглавлявший при Лужкове городской стройкомплекс. – Был момент, когда он сказал: “А зачем я за это взялся?” Настолько была сложная ситуация: пустые полки, грязные улицы, криминал. В театр люди боялись пойти. Он сумел за 18 лет сделать то, что требовало время, в которое он работал”.>Москва при Лужкове переживала многие последствия постсоветского периода, подчеркнул председатель Госдумы Вячеслав Володин. “Он был политиком своего времени, и с его именем в то сложное время многие москвичи связывали изменения своей жизни к лучшему”, – сказал спикер нижней палаты парламента.

Среди тех, кто отозвался на трагическую новость, был и губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. “За долгие годы работы Юрию Лужкову удалось сделать из советской столицы мегаполис мирового уровня”, – написал он в Instagram.

Не все преобразования в столице одинаково воспринимались горожанами, встречались полярные оценки деятельности градоначальника. Несмотря на это, имя Юрия Лужкова должно быть увековечено, уверен спикер Мосгордумы Алексей Шапошников.

___
Глубокие соболезнования в связи с кончиной Юрия Михайловича Лужкова
выражают члены Президиума Союза журналистов Москвы