Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Главная » «Ломал нос, выбивал зубы, ни одного целого ребра»: известная московская журналистка зарезала мужа, который издевался над ней 14 лет.

«Ломал нос, выбивал зубы, ни одного целого ребра»: известная московская журналистка зарезала мужа, который издевался над ней 14 лет.

image_pdf

Оксане Гончаровой предъявлено обвинение по статье - «Убийство», ей грозит от 6 до 15 лет тюрьмы.Московская журналистка зарезала мужа, который издевался над ней 14 лет, и может сесть в тюрьму за «преднамеренное убийство»

Оксана Гончарова больше 10 лет проработала в ведущих деловых изданиях страны. Муж, дети, квартира в Подмосковье – если не знать подробностей, со стороны ее жизнь казалась совершенно обычной.

Но только казалась. К сожалению, ситуация типична: за фасадом «нормальной семьи» скрывались невидимые миру кошмары. Все это время над Оксаной издевался гражданский муж, отец ее детей. Но за решеткой в итоге оказалась сама Оксана. Во время очередного избиения она решилась дать отпор своему обидчику. Ее удар стал роковым. Мужчина умер в больнице, а Оксану обвинили в предумышленном убийстве.

В громкой истории разбиралась спецкор «Комсомолки» Елена Кривякина.

САНТА-БАРБАРА С ЭЛЕМЕНТАМИ ТРИЛЛЕРА
Оксана родилась и выросла в городе Михайловка Волгоградской области. После школы поступила на факультет журналистики Волгоградского госуниверситета. На пятом курсе у нее родился сын Петр. Отец ребенка в его жизни не участвовал, растить парня помогала мама Оксаны.

– Оксана была практически отличницей, она всегда поражала меня своей усидчивостью и трудолюбием. По характеру она очень добрая, отзывчивая, у нее огромный запас человеколюбия и веры в людей, ее можно даже назвать наивной. Но все равно нельзя было даже предположить, что она свяжет свою жизнь с абьюзером (человек, который совершает психологическое и физическое насилие над жертвой, – Ред.), – рассказала «Комсомолке» одногруппница Оксаны Саглара Манджиева.

После университета Оксана переехала в Москву, устроилась на работу в газету «Ведомости», также сотрудничала с РБК. В 2007 году взяла ипотеку. На квартиру в Москве не хватило, и она купила «однушку» в Электростали. Там Оксана познакомилась с соседом по лестничной клетке и будущим отцом своих детей Алексеем Самусевым. Он был младше ее на девять лет. Завязался роман.

Обосновавшись в Электростали и сойдясь с Алексеем, Оксана забрала к себе сына Петра (до этого парень 10 лет прожил с бабушкой).

– Когда мы с бабушкой вначале приезжали к маме на лето погостить, Алексей встречал нас на вокзале и казался нормальным человеком. Но когда мы стали вместе с ним жить в одной квартире, наши отношения не сложились, папой я его никогда не называл. Обращался он со мной плохо. Если я получал двойку, он заставлял меня прорешать весь сборник задач по математике, а если я отказывался, то загонял меня в угол, давал подзатыльники. Мама вмешивалась, объясняла, что так нельзя с детьми, ругалась с ним из-за меня, – рассказал корреспонденту «Комсомолки» старший сын Оксаны Петр Гончаров.

С Оксаной мне удалось связаться при помощи ее адвоката. Он передал ей мои вопросы в СИЗО, а она от руки написала ответы. И вот, что она мне рассказала.

– Первое время Алексей работал, у него были интересные школьные друзья. Один из них, например, окончил с золотой медалью школу, технический вуз в Москве, сейчас он успешный специалист и прекрасный семьянин. Таких людей Алексей почему-то не ценил, его все тянуло в сомнительные компании. Постепенно друзей становилось меньше, а выпивки больше. Алексей испытывал злость, агрессию, зависть. Все эти чувства он переносил на окружающих, и на меня в том числе, – пишет Оксана.

В первый раз он избил Оксану через год после их знакомства. К Алексею в гости из другого города приехал друг с девушкой. Алексей упросил Оксану поселить гостей у себя.

– Друг с подругой и Алексеем пили, гуляли, даже устроили драку, сломав дверь у меня на кухне. Тогда я попросила Алексея забрать гостей в его квартиру. За этот бунт он меня и ударил. Это было первое сломанное ребро, – говорит Оксана. – Я приняла решение с ним расстаться, но он на коленях умолял не прогонять его, плакал, целовал руки, клялся, что такого больше не повторится.

И она простила.

Изучаю биографию Алексея Самусева. Закачаешься! Три судимости! В первый раз Самусев загремел за решетку в 2010 году. Сюжет напоминает сценарий кинофильма: Алексей избил бывшего ухажера Оксаны и его мать.

– Бывший молодой человек никак не хотел отставать от моей мамы, и она попросила Алексея с ним просто поговорить. А тот в ответ устроил расправу, – рассказывает Петр Гончаров.

В итоге Самусев загремел на 3,5 года в тюрьму. Удивительно, но Оксана Алексея не бросила. Она навещала его в тюрьме и более того, забеременела от него. Когда Алексей в 2013-м вышел из тюрьмы, их первому сыну Матвею был уже год. А в 2019 году у Оксаны и Алексея родился сын Арсений. Алексей то уходил, то вновь возвращался и тогда они жили впятером в однушке Оксаны.

– Дети родились в периоды «затишья», когда Алексей пытался взяться за ум (а такие редкие периоды, как мне казалось, были), – ответила мне Оксана на мой вопрос «зачем же вы родили от Алексея детей, если он вас избивал?».

СМИРЯЛАСЬ И МОЛИЛАСЬ
С каждым годом отношения пары становились все хуже. Алексей стал контролировать Оксану, требовал у нее фотоотчеты о поездках на работу в Москву, а иногда просто запирал ее в квартире и не выпускал.

– Сначала избивал раз в несколько месяцев, потом – раз в месяц, в неделю. Мог ударить по лицу, толкнуть с силой, бросить в меня какой-нибудь предмет. Причины агрессии были разные – я работаю, что-то добиваюсь в жизни, а он нет. Ему моя работа журналистом казалась легкой: напрягается только голова, а так – звонишь и стучишь по клавиатуре. Алексей считал несправедливым, что за это некоторые получают деньги. Когда появились дети, он мог ударить только за то, что я как сумасшедшая носилась с ними: дескать, не обращала внимания на него, – рассказывает мне Оксана.

После избиений и дебошей Оксана то и дело писала на Алексея заявления в полицию. За помощью в полицию неоднократно обращались и коллеги Оксаны по «Ведомостям».

– Алексею бесконечно давали административные аресты, исправительные работы, которые он ни разу не прошел, и в исключительных случаях – условный срок. Во время условных сроков Алексей продолжал совершать преступления, но уголовно-исполнительная инспекция не обращалась в суд с иском об изменении меры пресечения, – говорит Оксана.

Только за последние три года Самусев получил около 40 (!) обвинительных решений по административным правонарушениям.

– Я не была прямым свидетелем избиений Оксаны, но видела их последствия: синяки, кровоподтеки. А однажды приехала к Оксане и увидела залитую кровью квартиру – в прямом смысле слова. Это было ужасно. Экспертиза показала, что у Оксаны нет ни одного целого ребра – это результат многолетних измывательств. Я ей говорила: так нельзя жить! Предлагала ей переехать на дачу к моим друзьям, – рассказала мне Саглара Манджиева.

Но Оксана отказалась, сказала, что завязана на школе ребенка.

– Она была слишком сосредоточена на детях, слишком ограничена в финансах и еще испытывала чувство абсолютно жуткого стыда. Она боялась говорить и демонстрировать, что на самом деле в ее жизни происходит и всегда оправдывалась за эти отношения, хотя ее никто не винил. Оксана была очень не уверена в себе и надеялась, что все как-то рассосется. Были моменты, когда она просто смирялась и молилась, Оксана очень набожная, – говорит Саглара.

На своей руке Оксана носила браслет «Спаси и сохрани».На своей руке Оксана носила браслет «Спаси и сохрани». Не сосчитать, сколько раз она пыталась разорвать отношения с Алексеем, но он не давал ей прохода: подкарауливал то на улице, то в подъезде. И она опять покорно прощала.

– Ненавижу себя за то, что уступала ему! Слабая, глупая, трусливая, – написала мне Оксана.

– Если мама говорила ему «уходи», он начинал еще больше буйствовать: ломал входную дверь, выбивал дверные глазки, обрезал интернет-кабель. Когда мама его принимала назад, он успокаивался. Возможно, он чувствовал себя глупым по сравнению с мамой, был не в своей тарелке в нашем доме, это его раздражало. Возможно, поэтому он избивал маму, вырывал ей волосы, выбивал зубы, ломал нос. Я спрашивал: «Мам, почему ты его прощаешь?». А она говорила: «Петь, у меня нет другого варианта: чтобы унять этого придурка, я его прощу». У всех потом возникал вопрос, почему я с ним не разобрался? Но у нас с ним тоже были бесчисленные драки. Лет с 16-ти, когда я физически окреп, я стал стараться давать ему отпор. Сейчас мне 23, – рассказал мне Петр Гончаров.

«МАМА, КАКОЕ ЖЕЛАНИЕ ТЫ ЗАГАДАЛА?»
Денег на детей Алексей не давал и в воспитании их не участвовал. У него остался долг по алиментам – около 1 млн рублей.

– Алексей никогда материально не помогал мне, и его родственники поддерживали его в этом. Чтобы, не дай Бог, судебные приставы нее наложили арест на имущество Алексея, мать и старший брат решили ничего на него не оформлять, – говорит Оксана.

По ее словам, Алексей и детей бил, поэтому они его не любили и боялись.

– Особенно отца не принимал Матвей – Алексей разбивал его телефоны и планшеты. Один раз рассек ему губу. Новый 2022 год я отмечала с Арсением и Матвеем. Под бой курантов все мы загадали желания. «Мама, какое желание ты загадала?» – спросил Матвей. «Если рассказать, не сбудется. Ну да ладно. Я загадала расстаться с твоим отцом навсегда, чтобы его никогда в нашей жизни не было». «Мама, – воскликнул сын, – я загадал ровно то же самое!» Я никогда не желала смерти Алексею, но расстались в итоге мы вот так, трагически, – пишет Оксана.

Трагедия произошла вечером 28 сентября. В тот день, согласно показаниям Оксаны, Алексей вместе со своим лучшим другом Максимом В. пришли к ней домой, начали пить водку. В квартире в то время находились двое младших детей Оксаны. Старший сын Петр накануне уехал в другой город с друзьями.

– Я узнал, что Алексей опять проявился и попросил маму: «будь осторожна!», – рассказал мне Петр.

Как в воду глядел. Между Алексеем и Оксаной разгорелась очередная ссора. Как рассказывает Оксана, Алексей выхватил у нее из рук телефон, разбил о стену, а потом начал ее избивать. В какой-то момент он схватил со стола ножницы, Оксане удалось их перехватить и она пырнула Алексея.

– Алексей в тот момент не отпускал моей руки, но, видимо, ножницы соскользнули в мягкую часть тела, ближе к ключице. Я не могла даже подумать, что нанесла Алексею серьезные повреждения, так как крови на нем почти не было, при этом он был в сознании, даже нанес мне удар ногой, – рассказала Оксана.

Алексей был сильно пьян. Из квартиры его вывел друг. Через некоторое время Оксана услышала шум на лестнице, а потом увидела, что приехала «Скорая помощь» и Алексея унесли на носилках. Спустя еще 20 минут приехала полиция и увезла Оксану в участок. Есть и пить ей не давали. На тот момент Алексей еще был жив, он умер на следующий день.

– Утром 29 сентября был мой допрос у оперативников без адвоката. А потом в Следственном комитете меня допрашивали в присутствии государственного адвоката, которая никакого живого участия в моем деле не принимала и согласилась с вменяемой мне статьей. Она, правда, спросила у следователя: «Может, это все же была самооборона? Посмотрите, она же вся синяя, он ее избил!». «Нет», отрезала следователь, и госадвокат и не возражала, – написала мне Оксана.

Позже друзья и коллеги Оксаны смогли собрать ей деньги на частного адвоката.

Первое судебное заседание по делу Оксаны Гончаровой может состояться уже в декабре.Оксане предъявлено обвинение по самой тяжкой статье – «Убийство». Ей грозит от 6 до 15 лет тюрьмы. Оксане сейчас 45. Суд не принял во внимание ее двух несовершеннолетних детей и в домашнем аресте отказал.

– Лучший друг Алексея Максим, который был свидетелем трагедии, уверяет, что у Оксаны и Алексея не было конфликта в тот вечер. Что Оксана просто подошла и ударила Алексея ножницами. При этом экспертиза зафиксировала побои на теле Оксаны. Поэтому у нас возникают большие вопросы к показаниям этого свидетеля, – рассказал «Комсомолке» адвокат Оксаны Гончаровой Александр Гаранин.

Свидетель и впрямь интересный. В апреле этого года он украл банковскую карту Оксаны и потратил с нее все деньги. В августе суд дал ему за это год условно. Со слов Оксаны, на очной ставке Максим признался, что она просила его о помощи, когда Алексей стал ее избивать, но он не рискнул вмешиваться.

Первое судебное заседание по делу Оксаны Гончаровой может состояться уже в декабре.

– Иногда следствие длится годами, а в случае Оксаны его завершили за два месяца. Следователь подгоняет: давайте быстрее, передаем дело в суд, у нас сроки. Мы не понимаем, с чем связана такая спешка, учитывая тяжесть обвинения, – замечает Александр Гаранин.

Сейчас Оксана в СИЗО в подмосковной Икше. Подъем в 6 утра, отбой в 22:00.

– В течение дня нельзя спать – только читать и заниматься общественно-полезной деятельностью. Литература здесь своеобразная, в основном это эротические романы и детективы про серийных убийц. Все, что связано, к примеру, с психологией, читать запрещено. Мне отказали в просьбе получить посылкой книги по менеджменту и бизнесу. А когда попросила словари и учебники по английскому и французскому языкам, у библиотекаря упали с головы очки, благо они были подвязаны веревочкой.

Еда в изоляторе сносная. Утром каша из овсянки или пшенки, в обед гороховый суп или борщ, вечером – неизменно картошка с рыбой. Персонал вежлив, работают в меру своих полномочий, – написала мне Оксана.

Младшие сыновья Оксаны сейчас у дяди (родного брата Алексея). Он оформил на них временную опеку и увез в Анапу, где он живет с семьей.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Бей бабу смолоду?

Помню, один коллега-журналист с гордостью делился со мной своей тактикой общения с женщинами. Рассказывал, как приковывал свою юную подругу к батарее наручниками, чтобы была послушной и не скандалила: пусть знает, кто в доме хозяин, перечить мужчине – нельзя. То самое: бей бабу смолоду, будет баба золотом. Своими методами воспитания женщин мой коллега необычайно гордился.

Статистика такова: из всех убитых в России женщин 70% погибли в собственном доме – как правило, с ними расправились мужья или партнеры.

В ответ на это не то, что многие мужчины, но и женщины говорят: дура, сама виновата, надо было сразу от него уходить. Специалисты в области домашнего насилия на это отвечают: прекратить отношения после первого избиения удается лишь единицам женщин. Как правило, женщина в такой ситуации начинает себя убеждать: «это я что-то не так сделала, не так сказала, ну это же было всего разок, не так уж сильно он меня и ударил…». Бывает, что и родители женщины уговаривают ее потерпеть и не разрушать семью. Как говорят психологи, зачастую домашние тираны в обществе – прекрасные люди, никто в их окружении даже поверить не может в то, что этот человек способен на насилие. Со временем избиения продолжаются, но женщина так привыкает к роли жертвы, что уже просто не может выбраться из этого круга.

Чаще всего женщинам, которые в разгаре конфликта убили своих партнеров, вменяется статья 105 УК – умышленное убийство. Из-за тяжести преступления женщин сразу отправляют в СИЗО, отказывая в домашнем аресте. На вопрос следователей «ты убила?» женщина отвечает «да, я убила» и тем самым подписывает себе приговор. Для следователей подобные дела легкие – убийцу искать не нужно, явка с повинной написана.

Еще одна цифра: из более 60 тысяч женщин, сидящих в российских тюрьмах, 20% отбывают срок за убийство. Большинство из осужденных уверяют, что убили, защищаясь от нападок мужчины.

Статья 37 УК – «необходимая самооборона» применяется в таких случаях крайне редко. И вот почему. Как поясняют специалисты в области права, под ситуацию домашнего насилия самооборона совершенно не подходит. Самооборона – это когда тебе приставили пистолет к виску, а ты в ответ кулаком ударил. Но как же тогда быть со случаями жестоких избиений, которые в результате порой заканчиваются трагически? Проблема в том, что в российском законодательстве понятия «домашнее насилие» нет как такового. Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но принят он не был. Критики законопроекта уверяли, что посторонние не должны влезать в дела семьи, что это разрушит «ячейку общества» и приведет к отобранию из семей детей (например, за шлепки). Ну а раз такого понятия, как домашнее насилие в законе нет, то и руки у полиции связаны.

К тому же в феврале 2017 года Госдума приняла закон о декриминализации побоев. Это означает, что если муж жену (или наоборот, что тоже бывает) избил впервые, то уголовное наказание ему не грозит, максимум штраф или административный арест. Вот полиция и не торопится на подобные вызовы.

Помните историю жительницы Серпухова Риты Грачевой, которой муж и отец ее двоих детей отрубил в порыве ревности кисти рук? Рита до этого не раз обращалась в полицию с жалобами на угрозы со стороны супруга, но никакой реакции не последовало. Или случай в Кемерово, где студентку Веру Пехтелеву на протяжении шести часов избивал ее парень. Соседи слышали крики и мольбы девушки о помощи, звонили в полицию, но наряд так и не приехал. Вернее приехал после того, когда соседи своими силами выломали дверь в квартиру, но Вера к тому моменту была уже мертва. На вызов «в квартире труп» полиция приехала быстро.

По статистике, ежегодно за помощью в полицию обращаются 2 млн россиянок, половине из них полицейские отказывают с порога. Чаще всего полицейские убеждают женщин не писать заявление на обидчика: бессмысленно.

ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

Уголовных дел, в ходе которых суд оправдывает женщин, ставших жертвами домашнего насилия и давших отпор обидчику, единицы. Но они все же есть.

– Настоящий прецедентом стало уголовное дело сестер Хачатурян. 27 июля 2018 года 19-летняя Крестина, 18-летняя Ангелина и 17-летняя Мария убили своего отца – 57-летнего Михаила Хачатуряна. На его теле было обнаружено до 45 колото-резанных ранений. Следствие предъявило девушкам обвинение – убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Но защита смогла переквалифицировать дело. Адвокаты доказали, что девушки оказались в безвыходной ситуации из-за продолжительного домашнего насилия со стороны их отца и принуждения к сексуальным действиям. В марте 2021 года следственный комитет возбудил против покойного Михаила Хачатуряна уголовное дело, а сестер признали потерпевшими в деле против их отца. Комиссия с участием специалистов института им. Сербского пришла к выводу, что преступление девушки совершили из-за синдрома жестокого обращения со стороны их отца и посттравматического стрессового расстройства.

– В конце ноября 2020 года в Санкт-Петербурге по обвинению в убийстве мужа задержали фотомодель Лилию Судакову. В день трагедии муж Судаковой в очередной раз жестоко ее избил, в ответ девушка пырнула его ножом. Следствие посчитало, что нападение было умышленным, обвиняемая настаивала на версии о самообороне. В итоге Судакова почти год провела в СИЗО, потом ей изменили меру пресечения на домашний арест. В январе 2022 года суд постановил, что не усматривает больше оснований для домашнего ареста и изменил Судаковой меру пресечения на более мягкую – запрет определенных действий.

– 10 лет тюрьмы требовало обвинение для Натальи Туниковой, которая дала отпор своему гражданскому мужу. Два года он жестоко избивал Наталью. В день трагедии, в августе 2014-го, мужчина не только в очередной раз избил Наталью, но и попытался выбросить ее с балкона 16-го этажа. В ответ Наталья схватила со стола нож и пырнула обидчика. Мужчина, по счастью, выжил, но обвинил женщину в том, что она ни с того, ни с сего на него напала. Обвинение было предъявлено по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Но суд в итоге встал на сторону защиты, переквалифицировав статью на более легкую – «причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны».

Туникова получила 6 месяцев исправительных работ, но к ней тут же применили амнистию в честь 70-летия Победы.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

«Агрессора нужно изолировать от жертвы»

Психолог Ирина Коржаева:

– Помните мультфильм «Маугли»? Питон Каа говорит: «ближе, бандерлоги, ближе!». Они боятся, знают, что он их съест, но идут. Так же ведет себя жертва: она понимает, что нельзя приближаться к абьюзеру, но делает это. Жертва цепенеет и считает, что если выполнить требования агрессора, то все сразу будет хорошо.

Еще у нас очень сильны стереотипы: бьет, значит любит. Абьюзеры – они хитрые, устраивают эмоциональные качели: сначала делают что-то хорошее, а потом их поведение меняется на агрессивное и наоборот. Женщина и рада бы уйти, но ни эмоционально, ни физически у нее нет на это сил. И что еще более страшно: со временем женщина просто привыкает к побоям, и мужчине это еще больше развязывает руки.

В моей практике был случай, когда мы переправляли за границу женщину с ребенком, которую жесткого избивал муж. Ее буквально приходилось выкрадывать. Другая клиентка при мне звонила мужу-агрессору и сообщала «я ухожу от тебя!», потому что знала: если останется одна, она его опять простит. Часто такие отношения завязаны на финансовой зависимости женщины. И это огромная прореха в нашей системе. У нас в стране практически нет центров, где могут укрыться жертвы домашнего насилия. У меня сейчас есть клиенты, которых надо буквально спасать, но им некуда пойти. Кстати, важно сказать, что агрессорами бывают не только мужчины, часто нападают и женщины.

Должна быть система защиты жертв домашнего насилия, чтобы агрессора по закону можно было изолировать и он не пересекался с жертвой. Это помогло бы избежать трагедий.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

20% женщин, сидящих в российских тюрьмах, отбывают срок за убийство. Большинство из них уверяют, что убили, защищаясь от нападок мужчины. Всего в российских колониях – более 60 тысяч женщин.

70% всех убитых в России женщин в 2020 и 2021 годах стали жертвами домашнего насилия.

40% россиян знают о случаях домашних побоев в семьях своих знакомых (здесь и далее – данные ВЦИОМ).

50% опрошенных уверены, что не следует прощать супругу рукоприкладство.

95% россиян не согласны с поговоркой «бьет – значит любит».