Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Главная » Свобода пресса

Свобода пресса

image_pdf

Свобода, как известно из насле­дия философов-диалектиков, есть осознанная необходимость. Имен­но этой мудростью, судя по всему, вооружилось руководство Совета по правам человека, разрабатывая проект предложений по защите прав журналистов, освещающих массовые публичные мероприя­тия. Но решило пойти еще дальше. В результате вместо прав у прессы,
того и гляди, появятся новые ограничения. Которые запросто могут трансформироваться в непреодолимые барьеры.

В начале, как водится, было слово. Слово президента, естественно. «Полномочным представителям Президента РФ в федеральных округах совместно с Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека принять меры по обеспече­нию в субъектах РФ прав журналистов, пред­усмотренных законодательством РФ о сред­ствах массовой информации», — гласит пункт 2 поручения главы государства по итогам по­следнего заседания СПЧ.

На самом же заседании, которое состоя­лось 10 декабря 2020 года, Владимир Путин, выслушав жалобы на участившиеся случаи прессования прессы в ходе публичных акций, заверил: «Я заинтересован, чтобы люди вашей профессии работали свободно, чтобы и у меня была возможность, в том числе через средства массовой информации, получать достоверную, объективную и своевременную информацию о том, что происходит в стране. Это очень важно. Мы этим обязательно займёмся».

Но то ли исполнители президентской воли неправильно ее истолковали, то ли, наоборот, у нас были чересчур радужные представления о ней. А заодно и о «законодательстве РФ о средствах массовой информации», которое прессу в освещении митингов, демонстраций — и даже массовых беспорядков! — вроде бы никак не ограничивает. Но, возможно, эта ин­формация очень скоро станет устаревшей.

16 апреля в аппарате полпреда пре­зидента в Северо-Западном федеральном округе прошло совещание «о дополнительных мерах по обеспечению прав журналистов, предусмотренных действующим законода­тельством», в котором принял участие пред­седатель СПЧ, советник главы государства Валерий Фадеев.

«Участники совещания обсудили пред­ложения, подготовленные Советом, где в том числе предлагается Союзу журналистов Рос­сии совместно с заинтересованными органами запустить пилотный проект по созданию в отдельных регионах реестров журналистов, работающих на массовых (публичных) ме­роприятиях, не относящихся к культурно­-зрелищным и спортивным, — сообщает сайт СПЧ. — Подобная электронная платформа… разработана в Санкт-Петербурге… Плат­форма… предполагает внедрение иденти­фикационной карты журналиста… Это будет способствовать повышению безопасности работников СМИ… даст возможность органам правопорядка оперативно идентифицировать личность журналиста с помощью QR-кода».

Правда, согласно этому сообщению, никаких решений еще не принято: итогом тщательного и широкого обсуждения будет мол, доклад президенту. Однако, по сообще­ниям СМИ, документ уже разослан по пре­зидентским округам. И не как требующая до­работки идея, а как директива. При том что, судя по заявлениям членов СПЧ, проект не прошел обсуждения даже в самом Совете по правам человека.

Как явствует из обнародованных прессой положений, QR-коды предлагается внедрять повсеместно и безо всяких «пилотных» ре­петиций. Да и с «аккредитацией на митинги», то есть с созданием специализированных реестров, судя по тону документа, долго «ре­петировать» не будут.

Представителям прессы, не включенным в реестр, формально не будет запрещено освещать тот или иной митинг, уточняется в предложениях СПЧ. Но лучше не эксперимен­тировать: в таком случае журналист «должен понимать, что его деятельность может быть квалифицирована как участие в несогласо­ванном митинге».

Хорошо еще, что в документе не нашло от­ражение предложение Росгвардии — опреде­лять место, где «аккредитованные» предста­вители СМИ будут находиться во время акции. «Мы не были бы против, чтобы расположение было достаточно компактным, чтобы мы пони­мали, что это группа журналистов», — пояснил замглавы ведомства Олег Плохой во время недавнего обсуждения в Думе.

Вполне возможно, что это следующий этап «защиты» журналистских прав. Учитывая, что уличные акции, тем более запрещенные, не всегда имеют четкую локализацию, идея «компактного расположения» журналистов может вылиться в их хождение в критические для власти дни строем. Выход из которого будет приравниваться «к участию в несогла­сованной акции».

Ну а чтобы вообще не было сомнений, чтоб всем издалека было видно, что то идут представители свободной российской прес­сы, а не какая-то «сотня Майдана», хорошо бы ввести унифицированную, обязательную для ношения на таких мероприятиях форму. Как вариант — в черно-белую полоску, сим­волизирующую чередование газетных срок и пробелов.

Впрочем, легко можно обойтись и без этой экзотики. Ведь идея любой аккредита­ции подразумевает и отмену оной. QR-коды, такова их электронная природа, тоже в любой момент можно аннулировать. Нет, не для того, упаси бог, чтобы бравые «космонавты» смогли отмутузить «протестантов» без посторон­них журналистских глаз, а исключительно ради «обеспечения безопасности работников СМИ».

Как говорил в похожей ситуации Остап Бендер, «мы должны вырвать детей из цепких лап улицы, и мы вырвем их оттуда». Кому-то сравнение, возможно, покажется натянутым. Но только не для авторов такого рода нова­ций, для которых журналисты и впрямь как дети малые. Оставь без присмотра, в такие «африки» пойдут гулять, такое понапишут… Словом, нет, без реестров и QR-кодов никак не обойтись.

Андрей Владимиров