Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Главная » Петр Толстой: «Дебаты для меня — способ лучше донести свою позицию до избирателей»

Петр Толстой: «Дебаты для меня — способ лучше донести свою позицию до избирателей»

image_pdf

Петр ТолстойСреди участников предварительного партийного голосования, которое проводит «Единая Россия», готовясь к участию в выборах в Госдуму, Петр Толстой — телеведущий Первого канала, лауреат премии города Москвы в области журналистики. Причем Петр не состоит в этой партии. Ради чего же он решил принять участие в праймериз?

Петр, почему вы ввязались в предвыборный марафон? Вы — популярный журналист, публичности вам хватает и без этого…

Петр Толстой: Публичность ради публичности — не про меня. Не буду скрывать, у меня как у ведущего Первого канала довольно сильный ресурс. С одной стороны, меня видят и знают миллионы зрителей, с другой — я уже много лет работаю с властными структурами различных уровней, проводил дебаты на думских и президентских выборах. Я как бы между государством и народом, но не как между молотом и наковальней. Свою работу я вижу в установлении взаимосвязи между ними. Донести государству настроения граждан, помочь им, защитить и представить их интересы и в то же время внятно и дотошно разъяснить людям принципы государственной политики, грубо говоря, для чего предпринимаются те или иные шаги. Мне кажется, на вопрос «для чего» я ответил. А вот почему — тут немного другое. С предложением выдвинуть свою кандидатуру на выборах в Госдуму ко мне обратился Совет ветеранов Юго-Востока Москвы. Случилось это на встрече в кадетском корпусе, с которым меня связывают давние отношения, еще со времен, когда я по президентской квоте стал членом Общественной палаты РФ. Я провел на Юго-Востоке все детство, округ этот для меня не чужой, да и отказать ветеранам у меня язык не повернулся. Так и началось!

Вы являетесь членом Высшего совета партии «Единая Россия», могли бы пойти по спискам, но выбрали одномандатный округ. Здесь обязательным условием стало участие в предварительном партийном голосовании, так называемых праймериз. Этот новый выборный инструмент, и не все еще толком понимают, для чего он нужен…

Петр Толстой: Не очень люблю слово «праймериз», все-таки предварительное голосование существовало у нас задолго до того, как пришла мода перенимать все американское. Еще в советское время была похожая процедура — выборы кандидатов в депутаты. Другое дело, что были они тогда на 100% безальтернативными, а сейчас даже внутри одной партии существует конкуренция. Обязательно проходят дебаты, сталкиваются разные точки зрения, вырабатывается общая политика. Я здесь — равноправный участник, и дебаты для меня — возможность максимально донести до избирателей свою позицию, пообщаться со своими соперниками, понять их позицию, учесть все положительные моменты в своих предложениях.
Еще один важный плюс предварительного голосования в том, что в ходе него можно лучше узнать своих избирателей, почувствовать их интересы, понять, что для них является важным прямо сейчас. Совместно с общественниками я провел опрос жителей ЮВАО. Цель опроса заключается в его названии — «Первым делом — услышать людей!». Именно с этого — услышать, прислушаться, собрать мнения и обобщить их — и нужно стартовать начинающему кандидату. Хотя я неплохо осведомлен о том, как и чем живет население Юго-Востока, разделяю озабоченность людей по самым актуальным вопросам.
А насчет партии «Единая Россия»… я, как и Владимир Путин, ее членом, кстати, не являюсь. При этом недавно был избран сопредседателем Совета сторонников партии. Мне кажется, что так я могу быть более полезен своим избирателям.

С какими вопросами к вам обращаются чаще всего?

Петр Толстой: В первую очередь говорят о ситуации в жилищно-коммунальной сфере. Здесь клубок вопросов такой, что с ходу не распутаешь. Но у меня есть определенный опыт и некоторые знания. Я руководил телеканалом «Московия», помните такой, на третьей кнопке? Мы выпускали в день по 40 сюжетов о жизни москвичей, о том, где какая труба протекает, где штукатурка отвалилась, где мусор не убирают. Так что я в теме, причем очень неплохо разбираюсь. Ну а статус журналиста Первого канала — это обширнейшая база контактов, прямой путь в любой кабинет, пусть даже самый высокий. Поэтому донести до этого кабинета любую проблему я могу. Из кабинетов, знаете ли, не все бывает видно. Иногда приходится спорить, вступая на защиту интересов наших граждан. Честно скажу, не со всеми действиями чиновников я согласен. И позицию мою люди видят и на встречах со мной, и в моих программах. Голос у меня достаточно громкий, применять его я умею. И если вижу, что где-то нарушаются права людей, если мне сообщают о произволе и халатности властей — будьте уверены, меня услышат.

Я как бы между государством и народом, но не как между молотом и наковальней. В ходе опроса мы собрали более 20 000 анкет, некоторые результаты меня удивили. В блоке предложений, который есть в опросе, весомую часть занимают идеи по усилению патриотического воспитания, пропаганде традиционных семейных ценностей — в первую очередь на телеэкране. Подавляющее большинство москвичей ратуют за увеличение количества детских садов, за реализацию программы по сдаче норм ГТО, за передачу культурным учреждениям функций патриотического воспитания и внешкольного образования.

Как проходит ваш день? Времени, наверное, совсем нет?

Петр Толстой: Трудностей никогда не боялся. Стал на час раньше вставать, на час позже ложиться. Но когда от того, что ты делаешь, есть реальный результат, то это добавляет энергии. Что-то удалось сдвинуть с мертвой точки, главы управ и руководство префектуры ЮВАО выучили мой телефон наизусть, знают, что Толстой не отстанет.

Кстати, среди москвичей, вышедших на акцию «Бессмертный полк», был и телеведущий Первого канала Петр Толстой…
— Я всегда вспоминаю в эти дни своего деда, Алексея Михайловича, — рассказал он «РГ» . — Он прошел всю войну врачом в полевом госпитале. Никогда не рассказывал, за что получил два ордена Красной Звезды, не говорил высоких слов о защите Отечества, не воспевал советских вождей. В 1970-е, когда я мальчишкой стоял с ним в огромной очереди в универсаме на Ждановской, попросил его рассказать о войне, и он ответил, что «было страшно и тяжело», но он верил в нашу победу. Наверное, такая вера нужна была в России во все времена, без нее страна бы не сохранилась.

RG 140По тексту Анны Полтавцевой
Российская газета. Столичный выпуск №6966 (98)
12 мая 2016 г.