Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

«Быть готовым принимать и беды, и радости…»

image_pdf

31 августа Вере Ивановне Васильевой исполнилось 99 лет. Первая наша встреча произошла в Измайловском парке, где на концерте она читала свои стихи.
Увидев эту интересную женщину, услышав ее красивый, поставленный голос, никак невозможно представить, что ей — почти сто лет. А узнав об этом, хочется понять, откуда в ней столько жизненной энергии, в чем источник ее неиссякаемой деятельности.

Москвичка в третьем поколении

— Вера Ивановна, расскажите, пожалуйста, о вашей семье. Где вы родились, кем были родители?

— Я москвичка в третьем поколении. Мой правнук от сына — уже шестое поколение. Есть также двое пра­внучатых племянников. Мой отец — коренной москвич. Мама — крестьянка, родом из Волоколамска. Она безоговорочно принимала коммунистическую идеологию, была членом партии. Я же — категорически против этой системы. Мама работала уборщицей в столовой. Папа был квалифицированным слесарем-водопроводчиком, у него были золотые руки. Вот только беда — постоянно закладывал за воротник.

Мы жили в семиэтажном доме на улице Баумана. Здание построил в 1905 году домовладелец Карягин. Наша двадцатиметровая комната располагалась в полуподвале. Любопытно, что жилье на цокольном этаже давали работягам, таким, как мои родители. Те, кто находился на более высокой ступени социальной лестницы, то есть врачи и учителя, жили на третьем-седьмом этажах.

— Где вы учились, работали?

— Я закончила 8 классов. Не была комсомолкой, тем более не вступала в партию. Я решила получить специальное образование с возможностью сразу выйти на работу для того, чтобы помогать семье. Окончила училище телеграфистов, которое располагалось на улице Горького. Мы работали на аппарате «Бодо». Из пяти клавиш мы составляли буквы, цифры и знаки препинания. Работа на телеграфе считалась престижной.

Сновидения на ленте телетайпа

— Вы участник войны. Расскажите, пожалуйста, об этом.

— Я служила в 56-м отдельном полку связи, он располагался в брянском лесу. Работали на «Бодо» и на телетайпе. Маршал Жуков часто приезжал к нам. Мы вели стенограмму его речей. Георгий Константинович восхищался девочками — молодыми, звонкими, подбадривал нас, поглаживая по спине. Мы были в восторге! Собирались вокруг него. Это был настоящий мужчина!

У нас была ответственная работа, нельзя отвлекаться, думать о своем. Однажды я заснула на рабочем месте, поскольку не отдыхала двое суток. И что вы думаете, во сне я продолжала печатать… свои сны, видения. На ленту все это выходило. Девочки в ужасе меня разбудили: «Вера, тебя расстреляют!» Мимо шел генерал, услышал. Когда он понял, что произошло, заявил: «Отставить расстрел! Дать ей поспать двое суток». До сих пор не знаю, как звали моего спасителя. Старшина требовал от нас военной дисциплины, и это правильно. Мы подчас не выполняли его приказы построиться, он серьезно ругался. Однажды мы его избили, но потом все вместе плакали, просили прощения.

Ближе к концу войны меня перевели в авиационный полк. 9 Мая я встретила в Москве, на Красной площади. У меня есть орден Жукова, орден Великой Отечественной войны 2-й степени и медаль «За Победу над Германией».

— Где вы работали после войны?

— Я закончила 10 классов. Работала учителем домоводства, в начальных классах, а также была классным руководителем в 5-м классе. Директор попросил меня вести очень сложный, хулиганский класс, от которого все отказались. Дети были из рабочих семей, отцы многих — пьяницы. В итоге мои ребята стали лучшими, за это я получила от районо благодарность в трудовой книжке. Тогда я смогла найти подход к каждому ребенку, а заводилу приструнить благодаря силе своего характера. Парень стал меня уважать, уже после школы при встрече радовался. Многие из тех ребят вышли в люди, получили специальности.

«Не надо испытывать эйфорию при счастье, но и в горе нельзя биться в истерике»

— Скажите, пожалуйста, как преодолевать жизненные сложности, проблемы?

— Я анализирую свою прожитую жизнь. Сказать, что она была непростая, неправильно. У меня было все обыкновенно. Так установлено природой, Богом. Черная и белая полосы чередуются. Если сейчас тебе плохо, то следом обязательно будет лучше. Надо быть готовым принимать как беды, так и радости. Не нужно испытывать эйфорию при счастье, но и в горе нельзя биться в истерике. Да, я это понимаю сейчас. В молодости и в зрелые годы я не знала этого рецепта.

— Существует ли рецепт счастья? Семейное долголетие способствует ли этому?

— Счастье для каждого человека свое, это индивидуально. А вот крепкая семья, где есть понимание, дает силы для жизни. Главное — это любовь! Она всегда права! У меня есть такое стихотворение. Кстати, я сочиняла давно, но не относилась к этому занятию всерьез, к тому же были постоянные заботы, работа… 15 лет назад поэзия меня захватила. У меня уже шесть тетрадей стихов. Могу вам прочитать одно из них:

Я старая, но не старуха.
Господь помилуй, сохрани!
И нет во мне тоски и муки,
Хоть близки финишные дни.

И ни о чем я не жалею,
И не грущу, не плачу я.
Господь устроил так по-детски.
Все назову — судьба моя.

Всего так много было в жизни:
Светило солнце, была буря,
Была весна, была зима,
Конечно, осень, лето —

Все вместе, я могу сказать: судьба моя.
Ошибки были, огорченья,
Были измена и предательства, любовь.
И ни о чем я не жалею.

Господь, позволь подольше быть на свете,
Подольше бы не стыла кровь.

Свое 99-летие Вера Ивановна встретила в кругу семьи: собрались ее дочери, внучки, невестка, которая ее называет «мамочкой»… А ведь сына не стало уже давно. Он был офицером, командиром танкового полка. Расчищал завалы на Чернобыльской АЭС.

Вера Ивановна с радостью вспоминает свой день рождения: в социальном центре для нее накрыли праздничный стол и пели «Долгие лета!».

Беседу вела Виктория Кайтукова

№5 (005). 7 сентября 2018 г.